Назад к Публицистика

Лукавая теорема

ЛУКАВАЯ ТЕОРЕМА

Леонид ГРИФФЕН, профессор

Ввиду исключительной важности экономгеографических условий в развитии человечества можно порадоваться, что «2000» обратились к этому вопросу. В еженедельнике появилась статья Александра Фиделя, в которой автор претендует вроде бы на достаточно детальный анализ этой, с его точки зрения «ставшей в последнее время модной», теории – прежде всего в том ее виде, в котором она представлена в книге А. Паршева «Почему Россия не Америка». К сожалению, в действительности фактически весь анализ свелся к обвинению А. Паршева в призывах к автаркии. Даже статья иронически названа «Чучхе для Украины и России?». Да только никаких призывов к автаркии в ней, разумеется, нет. Печальный для нас вывод из своего анализа влияния экономгеографических условий А. Паршев назвал «горькой теоремой». А вот то, что ему противопоставляет А. Фидель, скорее можно было бы назвать «лукавой теоремой».

Казалось бы, даже из самых общих соображений о взаимодействии сложной системы и окружающей ее среды ясно, что последняя должна играть чрезвычайно важную роль в развитии системы. Для общества как системы роль среды прежде всего как раз и играют экономгеографические условия, и они не могут не сказываться на его развитии самым существенным образом. А вот А. Фидель в своей статье «на простых и ясных примерах» старается доказать, что они не так уж и существенны.

Но, как говорится, иная простота хуже воровства. Бесхитростное и непосредственное применение предельно упрощенного понимания теоретических положений нередко ведет к довольно-таки своеобразным выводам. Из утверждений о существенном влиянии климатических условий на экономическое развитие А. Фидель делает «железный» вывод, что  в таком случае любые жаркие страны непременно должны быть богатыми, а холодные бедными. И тут же на многочисленных примерах наглядно демонстрирует, что это не так. Следовательно, «теорема» успешно опровергнута: хотя влияние климата и наличествует, оно, в конце концов, не так уж и важно для уровня развития. Однако посмотрим все же на саму «технологию доказательства».
Прежде всего, оказывается, то, что «северные государства … находятся в лидерах по уровню и качеству жизни, а вот нищета и отсталость сосредоточены в основном на юге», объясняется тем, что «там, где зимой тепло, как правило, очень жарко летом, и это далеко не самым лучшим образом влияет на производительность труда». Приходится вводить сиесту и вместо отопления тратиться на кондиционирование. Да уж. В Бразилии, скажем, благодаря теплому климату миллионы людей живут в фавелах – хибарах из картона и жести. Не знаю, как там у них насчет сиесты, но что-то сильно сомневаюсь, что эти самые фавелы насыщены кондиционерами. Может быть, в Нигерии их больше, чем в Норвегии? Пространные же рассуждения о технологиях, требующих не нагрева, а охлаждения ввиду их малого удельного веса вообще достаточно комичны. Но все это было бы смешно, когда бы не было так грустно.
А вот сравнение потребления различных продуктов в «северных» и «южных» странах уж вовсе не смешно, поскольку явственно попахивает цинизмом. Главная «болезнь» в США – ожирение. Ежегодно выбрасывается в мусор вполне пригодная пища на десятки миллиардов (!) долларов. А в «южных странах» ежедневно (!) от голода умирает 30 тыс. человек. Но эти-то «южные страны» А. Фидель в свою сравнительную таблицу как раз вообще не включает! Тем не менее делает вывод, что «невозможно выявить какую-нибудь связь между объемом и структурой потребляемых продуктов и климатом». Еще бы…
Собственно, это и весь анализ. Но давно известно – пример не доказательство. Подобрав нужные примеры и отбросив в сторону прочие обстоятельства, можно доказать что угодно. В результате делается вывод: у утверждений, что в странах с холодным климатом требуются бóльшие затраты как на производство, так и на рабочую силу, «концы с концами не сходятся». Климат-то влияет, но не это самое важное. А что же важно? Ну, так вот прямо ребром вопрос А. Фидель не ставит, хотя между строк у него достаточно ясно просматриваются пресловутые «европейские ценности»… 
Но речь-то о России и Украине. Климатические условия в России (если не считать Монголии) действительно самые сложные. В Украине несколько лучше, но не намного. Но и этого хватало, чтобы Украина в СССР (который и в целом, несмотря не неблагоприятные погодные условия, отличался невиданными в мире темпами развития) имела одни из лучших показателей по производству и уровню жизни. А сейчас? С 1991 года «весь мир» увеличил производство примерно на 65%, и даже в России оно уже превзошло прошлые показатели, а Украина снизила их на 23%. Вот «демократы» и мечутся, пытаясь найти выход. Уже находили в «незалежности» (нечего кормить москалей!), потом в частной собственности (эффективные собственники!), были и другие «рецепты». И каждый раз результат – отрицательный, ситуация только ухудшалась. Сейчас вот уцепились за «безальтернативную евроинтеграцию», которая добьет страну окончательно.  Ну, а есть ли реальный выход?
По мнению А. Фиделя, лучше всего России было бы разумно пользоваться своими сырьевыми ресурсами и сидеть тихо (что делать Украине, у которой таких ресурсов нет, он не сообщает). А в отличие от него (по его же мнению) «выход Паршев и его последователи видят в автаркии России, закрытии таможенных границ и максимальной ставке на самообеспечение» – как в СССР, который, видите ли, представлял собой «фактическую автаркию». На самом же деле логика у Паршева другая: поскольку затраты на производство в России выше, чем в остальном мире, ее вхождение в так называемый «свободный рынок» неизменно приводит к «бегству капиталов» туда, где издержки производства ниже. Любые попытки ввести свободно конвертируемую валюту сопровождались ограблением страны (в качестве примера Паршев приводит реформы С.Ю. Витте). 
То же произошло и в результате так называемой «перестройки». Так же, как и в Украине, «олигархи», старательно «утилизируя» все то, что за многие десятилетия было создано советским народом, выводят деньги в оффшоры и вкладывают их там, где они дают бóльшую прибыль, обескровливая отечественную промышленность. Причем, в отличие от западных «цивилизованных стран», также вкладывающих капиталы за рубежом, здесь прибыли обратно не возвращаются (у «олигархов» деньги – на Западе, поскольку там их отпрыски и недвижимость, там они лечатся и развлекаются и т.п.). Почему так не любят Путина западные «цивилизаторы» и доморощенные «либералы»? Прежде всего, потому, что он частично (всего лишь!) поставил внешние связи под контроль государства. Вот Россия и стала постепенно «становиться на ноги». Ну, а в Украине полный «разгул демократии», так что обескровливание продолжается беспрепятственно.
Другими словами, у Паршева речь идет не об автаркии (самообеспечении), а о контроле со стороны государства над так называемым «свободным рынком» в международных отношениях, только и всего. Разумеется, такой контроль правоверного либерала приводит в ужас: это же попрание святая святых – «законов рыночной экономики». Только вот где она, эта самая «рыночная экономика», особенно если дело касается экономики мировой?

Само «первоначальное накопление капитала» в западных странах осуществлялось прежде всего за счет «нецивилизованных». С самого начала развитие капитализма в Западной Европе базировалось на грабеже всего мира. Именно «сокровища, добытые за пределами Европы посредством прямого грабежа, порабощения туземцев, убийств, притекали в метрополию и тут превращались в капитал» (Маркс). Не было бы всемирного грабежа со стороны западноевропейцев – не было бы и капитализма. Какой уж там «свободный рынок»! А сейчас, в эпоху господства транснациональных корпораций, о «свободных рыночных отношениях» вообще говорить не приходится. Ничего себе «рынок», когда та же Америка потребляет в два раза больше, чем производит!

Такая экономика просто не в состоянии существовать «сама по себе», наряду и в конкуренции с другими экономиками. Только безраздельное распоряжение мировыми ресурсами, полновластное господство в мировой экономике, политический диктат и вообще неэквивалентные отношения с остальным миром обеспечивают господство Запада. Сегодняшний (в основном капиталистический) мир приобрел некое подобие айсберга, «надводную часть» которого составляют «цивилизованные страны», а «подводную», обеспечивающую «плавучесть» всей «конструкции», – все остальные. Это же обстоятельство определяет и главные цели, стоящие перед Западом как целым – сохранение любым путем своего господствующего положения на планете. Потому и нельзя, кстати, рассматривать отдельные западные страны, «вырывая» их из единого целого, как это делает А. Фидель.

Рассматривать любые теории относительно мирового развития, в том числе и ту «горькую теорему», которую развивал А. Паршев, можно только с учетом указанного обстоятельства. Учитывая этот момент, следует говорить не столько о непосредственной эффективности экономики для данной конкретной страны, сколько об эффективности ее эксплуатации Западом. И вот с этой точки зрения получается парадоксальная ситуация: «нормальная» эксплуатация России именно вследствие ее экономгеографического положения для Запада экономически не выгодна.

В значительной степени это касается и Украины. Все призывы к западным инвесторам, охотно вывозящим капитал в страны «третьего мира», уже много лет оказываются тщетными. Наивны объяснения этого обстоятельства «плохим инвестиционным климатом» – при всей нелюбви Запада к социалистическому Китаю инвестиции туда идут полноводным потоком; вкладываются деньги в самые нестабильные регионы – была бы прибыль. А у нас кроме незначительных краткосрочных инвестиций, способствующих окончательному дограблению того, что раньше было наработано советским народом, – ничего. Ничего и не будет – именно потому, что издержки производства у нас выше, чем в других регионах мира.

Казалось бы, все ясно. Но не А. Фиделю. Он пишет: «Почитаешь такие опусы и задаешься вопросом: почему же некто Адольф (и не только он) искал Lebensraum для «высшей расы» (да и зачем это пространство, если от него, по Паршеву, одни проблемы) на востоке, на Украине в первую очередь?» Отвечаю: потому, что рассчитывал со всеми проблемами успешно справиться. Адольф Алоизиевич вовсе не намеревался «кормить» на этом «пространстве» десятки миллионов украинцев. Он ведь хотел получить не «германоинтегрированную» Украину (как на то рассчитывали наши доморощенные нацисты), а только лишь это самое «жизненное пространство» со сравнительно небольшим, экономически эффективным (для «высшей расы»)  количеством рабов-аборигенов.

Надо сказать, что отношение к нам «высшей расы» (мильпардон, западных демократов) с тех пор изменилось разве по форме, но не по сути. Во всяком случае, Маргарет Тетчер в свое время совершенно четко заявила: Советский Союз может быть экономически эффективен, только если его население не будет превышать 15 миллионов. Эффективен с ее, разумеется, точки зрения (т.е. для Запада). Действительно, кому нужны эти сотни миллионов лишних ртов? Она, правда, не уточнила, как достичь данной благой цели. Наши «евроинтеграторы» уже сами нашли способы и весьма прилежно выполняют указание «железной леди». Всего за каких-то пару десятилетий семь миллионов жителей «демократической Украины» уже успешно выморили, еще примерно столько же разогнали по миру. То ли еще будет в результате «безальтернативной евроинтеграции»! Так, может, все же вопреки А. Фиделю прислушаемся к «модной теории» А. Паршева?

Назад к Публицистика

Комментарии (0)

Добавить новый комментарий: