Назад к Публицистика

Украинское торжество американской демократии

УКРАИНСКОЕ ТОРЖЕСТВО АМЕРИКАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ

 

Выборные баталии благополучно завершились. Арьергардные бои уже вряд ли внесут существенные коррективы в вырисовавшуюся картину торжества демократии. Так что самое время более или менее спокойно задуматься о происшедшем. Причем желательно не на уровне копания в мелких подробностях, а так, как это должен делать любой порядочный системный аналитик − в направлении от общего к частному. Украина − часть мира, и процессы в ней так или иначе (с местной спецификой и робкими попытками и невинность соблюсти, и капитал приобрести) отражают те главные мировые процессы, которые определяют на сегодня течение мировой истории.

А главным процессом, определяющим эту самую «мировую историю», является реализация Западом вообще, и Соединенными Штатами Америки в частности, стремления отстоять свое господствующее положение на планете. Такое утверждение способно вызвать недоумение: разве господству Запада сегодня что-нибудь угрожает? Подавляющее экономическое превосходство, несопоставимая (ни с кем) военная мощь, американизация мировой культуры, мощный идеологический прессинг − что еще нужно для обеспечения упомянутого господства? Ну, есть, конечно, мелкие шероховатости, вроде «мирового терроризма» или растущего в мире антиамериканизма, как не быть, но не им же ставить под сомнение гегемонию Запада! Это точно. Сегодня Запад силен как никогда, и никакие внешние угрозы ему не страшны. Но то внутренние. С внутренней ситуацией дело обстоит гораздо хуже.

Сегодня немодно ссылаться на Маркса, но пока что никому не удалось опровергнуть его положение о приоритетном, базисном характере экономической жизни общества, ибо действительно прежде чем заниматься наукой, политикой и т.п., нужно есть, одеваться, иметь жилье… Вот в экономике-то и вся суть. Дело в том, что, как это не странно звучит, хваленая западная экономика сама по себе совершенно неэффективна. Возьмем американскую экономику. Это самая могучая экономика в мире, в количественном отношении она составляет 20-25% от мировой (это при примерно 5% населения). Мощь! Но в динамике ситуация выглядит несколько иначе. После Первой мировой войны американское производство составляло почти треть от мирового, после Второй − около половины. Сейчас же «только» около четверти. Тоже впечатляюще, но уже не то, и динамика отрицательная. Однако главное не в объемах, а в качестве. Ибо, давая четверть мировой продукции, США используют 40% мировых сырьевых ресурсов и выбрасывает 50% отходов. (Недаром Америка столь упорно сопротивлялась принимаемым в свое время международным экологическим решениям, и так и не подписала Киотского протокола). И это не считая колоссального внешнего и внутреннего государственного долга. Добавьте сюда еще то, что мир наводнен массой «пустых» долларов. Ну, и многое другое.

Такая экономика просто не в состоянии существовать «сама по себе», наряду и в конкуренции с другими экономиками. Только безраздельное распоряжение мировыми ресурсами, полновластное господство на мировом рынке, политический диктат и вообще неэквивалентные отношения с остальным миром обеспечивают ее господство; поставленная в равные условия с остальным миром она немедленно рухнет. Недаром видный современный философ А.Зиновьев, не понаслышке знающий ситуацию на Западе, утверждал, что экономика Запада, «загнанного» в национальные границы (т.е. лишенного мирового господства) совершенно неконкурентоспособна.

А пока дальнейшая деиндустриализация Америки, как и остальных стран Запада, перенос материального производства в зависимые страны − при одновременном создании у себя «постиндустриального», «информационного общества» − продолжаются полным ходом. Такого рода мировое разделение труда еще больше укрепляет гегемонию Запада. Но зато все страшнее для него становится любая опасность утраты своей власти. Как писала Леся Украинка, «хто не був високо, той зроду не збагне, як страшно впасти». Сегодня для «золотого миллиарда» сохранение господства над остальным миром − это вопрос жизни и смерти.

Но кто же может сопротивляться могущественному Западу? По ряду причин, которые мы здесь, к сожалению, не имеем возможности обсудить, сегодня в мире есть только одна страна (если не считать стран, высочайше объявленных «изгоями»), которую Запад вообще, и США в частности, воспринимают как бельмо на глазу. Это Россия. Ни задавить (и по менталитету, и по размерам), ни присоединить (по тем же и многим другим причинам). Конечно, Россия не может в чем-либо реально угрожать Америке, но дурной пример − вот что опасно! Да и распоясаться как следует не всегда удается − хоть немного, но все же и на Россию оглядываться приходится. Скажем, худо-бедно терпеть тех же «изгоев» − из-за нее же.

Так что Западу Россия помеха немалая. Даже Россия путинская. Дело-то не в личностях. Раньше или позже придурков-демократов ельцинского разлива неизбежно должны были сменить политические прагматики, если не понимающие, то хотя бы чувствующие непримиримую противоположность интересов Запада и России (как, впрочем, и любой другой «незападной» страны мира). И действующими (или хотя бы пытающимися действовать) соответственно.

Впрочем, все бы это было не так страшно − постепенно и с Россией справиться можно. Уж если Советский Союз удалось развалить… Время поджимает, вот что плохо. А время поджимает потому, что на мировой арене все шире расправляет могучие плечи великий Китай. Конечно, «мировым сообществом» и китайской «пятой колонной» было сделано все возможное, чтобы не допустить появления такого конкурента. Если бы удалось, сегодня на месте Китая благополучно влачили бы существование несколько «незалежних» «новых демократий» с разваленной экономикой − и никаких проблем (ну, точно как с Советским Союзом). «Та не так сталося, як гадалося». В 1989 году в Пекине на площади Тяньанмень состоялась «проба сил» − и демократия не прошла. Какая жалость! В результате Китай сегодня занял седьмое место в мире по мощности своей экономики, по объему экспорта третье, а по темпам роста много лет является бесспорным лидером. По оценке экспертов, уже через 10-12 лет Китай догонит, а может быть и превзойдет США по объему ВВП. Можно не сомневаться, что в этих условиях монопольно распоряжаться миром у США уже не получится. Как говорилось выше, для Запада это смерти подобно, ибо в конкуренции на равных он проиграет мгновенно. А пятки припекает уже сейчас.

Вот тут-то, наконец, на сцене появляется Украина. А при чем тут Украина? По большому счету, конечно, ни при чем. Такими странами, как наша, «золотой миллиард» интересуется только с гастрономич… пардон, экономических позиций. А мы с этой точки зрения как раз никакого интереса не представляем − ни как партнер, ни как конкурент, ни как объект эксплуатации. Причиной тому − наши особые экономгеографические условия, вследствие которых затраты на производство (хоть промышленное, хоть сельскохозяйственное) у нас объективно выше, чем где бы то ни было в мире (кроме опять же России). То-то до сих пор все стенания о «зарубежных инвесторах» остаются гласом вопиющего в пустыне (в Китай, кстати, иностранные инвестиции идут полноводным потоком - больше, чем в любую другую страну мира). И особых природных богатств у нас нет. Украинская землица, конечно, не помешала бы, но только без украинцев, а их пока удалось ликвидировать всего лишь на 10%. Так что сами по себе мы Западу без надобности.

Но вот то, что мы оказались между Западом и Россией, именно сегодня коренным образом меняет дело. Вспомним упомянутый выше временной фактор. Для США побыстрее «разобраться» с Россией (желательно вплоть до ее расчленения) − жизненно важная задача. И вот здесь Украина играет отнюдь не последнюю роль. З.Бжезинский в свое время не без основания (хотя и в своеобразной манере) утверждал, что Россия без Украины − просто страна, с Украиной − империя. А с «империей» шутки плохи. Так что не допустить соединения наших усилий - вопрос номер один. Ну, и вообще не худо бы использовать Украину против России.

Сделать это не просто, поскольку наши братские народы связаны тысячами нитей - экономических, технологических, исторических, культурных и, наконец, даже родственных. Непросто, но если постараться… Тем более, что по историческим причинам некоторая часть Украины (западная) этими связями особо не обременена. Вот это «старание» и есть основа западного вообще, и американского в частности, подхода к Украине. Попытки же понять политику Запада по отношению к Украине вне указанного контекста, абсолютно бесперспективны.

Что же предлагает нам Запад взамен? Пока что ничего путного наша «вільна і незалежна» не получила. «Спасение от коммунизма» развалило экономику и отбросило Украину из первого десятка стран мира в десятый. Принимать нашу страну в свое лоно Запад не спешит. (При упоминании «европейского выбора Украины» в ЕС только брезгливо морщатся. Правда, нас в стремлении «в Европу» поддерживают поляки. Их понять можно: самих взяли в ЕС, чтобы было кому чистить «европейские» нужники - «европейцам» недосуг, они строят «информационное общество», - а тогда ведь их собственные отхожие места останутся нечищеными. Тут бы украинцы и пригодились. Но в ЕС правят бал не поляки, судя по всему, они и сами еще надолго, если не навсегда, останутся «европейцами» второго сорта). Обещанная не раз конкретная помощь всякий раз так и оставалась на словах. Но, оказывается, есть все же товар, которым Запад готов не то что бесплатно, но даже принудительно снабжать Украину в любых количествах - это западные «демократические ценности».

Ну, раз мы добрались до «демократических ценностей», то явно подошел момент сказать несколько слов о демократии. Как уже, видимо, заметил читатель, автор не испытывает перед демократией трепетного пиетета. Хотя и ничего против нее не имеет. Просто демократия - это отнюдь не «высшее достижение человеческой цивилизации», а всего лишь один из способов организации господствующего класса - для своего места и времени не лучше и не хуже всякого другого. Соответственно и демократии как таковой, т.е. демократии «вообще», не бывает. Демократия всегда соответствует тому обществу, в котором она существует, и тому господствующему классу, способом организации которого она является.

Как же, скажут мне, ведь демократия всегда - это власть народа! Ну да - если не мудрствуя лукаво просто перевести с греческого. Дальше же начинаются неясности. Если «власть» - это более или менее понятно, то что понимается под «народом»? Все население? Как бы не так. Достаточно было послушать, как ющенковцы называют себя «народом» («Ющенко - народный президент!», «народ совершил революцию» и т.п.), прекрасно зная, что выступать имеют право (если имеют) в лучшем случае только от половины населения страны, чтобы уже возникли сомнения. А тут еще история... В древних Афинах была рабовладельческая демократия: «народ», собравшись  на агоре, суверенно решал все вопросы. Только вот «народ» - это были свободные граждане, а рабы, которых было больше во много раз, в расчет вообще не принимались. (Может, и у нас вторую половину «народа», предпочитавшего работу многодневному митингованию на площадях, считали просто рабами?) Была, например, в средневековой Речи Посполитой феодальная демократия. Да еще какая! Любой шляхтич своим «непозволям!» мог заблокировать любое решение. Но только во много раз большее количество хлопов не имели к этому «народовластию» ни малейшего отношения. Отголоском феодальной демократии, положившим начало демократии буржуазной, была также Великая хартия вольностей, представлявшая, по словам известного американского социолога И. Валлерстайна, «документ, навязанный королю Англии его лордами и баронами, гарантировавший их права по отношению к нему, но никак не права крепостных».

Но уж идея о едва ли не тождественности буржуазного («цивилизованного») общества и демократии является одним из наиболее распространенных мифов. На самом же деле буржуазия всегда предпочитала политический строй, который в тот или иной исторический момент наиболее полно соответствовал ее интересам. Так, в начальном периоде таким политическим строем был абсолютизм. Именно абсолютистская монархия на протяжении многих лет на взаимовыгодной основе обеспечивала буржуазии наиболее благоприятные политические условия для ее развития. По мере укрепления положения буржуазии абсолютизм становился помехой, что вызвало буржуазные революции. Новой формой политической организации, соответствующей этому этапу развития буржуазного общества (даже там, где по внешней форме сохранилась монархия), и стала буржуазная демократия. Идея прежняя, но есть и отличия. Они связаны прежде всего с характером господствующего класса, принадлежность к которому определяется уже не сословностью, а имущественным положением. Т.е. буржуазная демократия - это такой способ организации господствующего класса, при котором политическое влияние пропорционально капиталу.

При этом первоначально политическая дифференциация по имущественному принципу имела даже формальное закрепление, например, в виде имущественного ценза, необходимого для участия в выборах. Скажем, а США периода американской революции правом голоса (именно по имущественному цензу) обладало менее десяти процентов населения. Имущественный ценз был полностью отменен в северных (!) штатах только в 1844 году. В «колыбели демократии» Англии даже после третьей парламентской реформы 1884 года еще довольно значительные слои населения из-за своего имущественного положения не имели права голоса – не говоря уж о женщинах. Вообще женщины, экономически зависимые от глав семейств, право голоса, например, во Франции получили только в конце сороковых, а в Швейцарии – в семидесятых годах двадцатого века.

Но то было давно. В дальнейшем, по мере развития других, более тонких и внешне менее заметных, механизмов политического влияния, имеющих в своей основе все ту же имущественную дифференциацию, необходимости в формальных критериях не стало и они были ликвидированы. Однако и при их отсутствии зависимость политического влияния от капитала, т.е. именно буржуазный характер демократии прослеживается достаточно четко, в том числе и в виде существенно различной возможности влиять на политические процессы (в частности, на те же выборы).

Даже наш обнищавший доморощенный демократ-интеллигент, вконец ошалевший от свалившихся на него «прав человека», вряд ли решится утверждать, что какой-нибудь «магнат капитала» и уборщик в его офисе имеют равное политическое влияние. «Один человек - один голос» - это пожалуйста, а реальную политическую власть магнат из своих рук не выпустит - иначе зачем ему деньги? Что бы представляли собой собравшиеся на Майдане (естественно, с большой буквы!), если бы не транспорт, утепленные палатки, горячие завтраки, обильная символика и т.д. и т.п.? Толпу. А так - «народ». Без денег этого всего не получишь, но вопрос «откуда дровишки» для «оранжиста» звучит как-то даже оскорбительно. Главное - демократия. Вот именно. Как сказал один умный человек: если у тебя есть миллион, ты делаешь что хочешь, если нет - с тобой делают, что хотят; это и есть демократия.

Но ничто не вечно под луной. В нынешней стадии развитие буржуазного общества объективно потребовало возродить централизованную политическую систему господства посредством сращивания экономической и политической власти, где в качестве высшей управляющей группы выделяется западная (прежде всего, естественно, американская) олигархия. Всему свое время. Когда-то именно «безбрежная демократия» была одним из важнейших факторов гибели той же Речи Посполитой. Сейчас аналогичный момент наступил и для Запада (особенно в связи с процессами так называемой глобализации), но здесь в демократию уже наигрались. Фактически она отправляется в почетную отставку, поскольку, по словам уже упоминавшегося А.Зиновьева, «по объективным законам управления огромными человеческими объединениями и даже всем человечеством, на что претендует западный мир во главе с США, демократия в том виде, как ее изображает западная идеология и пропаганда, абсолютно непригодна».

Известный американский ученый Н. Хомский, которому - может быть, единственному в демократической Америке - хватает смелости говорить правду, утверждает: «Переход от национальных экономик к единой глобальной экономике также оказывает влияние на подрыв функционирующей демократии. Механизмы этого подрыва достаточно очевидны. Власть все больше переходит от парламентских институтов в руки огромных транснациональных корпораций. В то же время имеющиеся структуры власти сращиваются вокруг этих транснациональных корпораций. Пару лет назад газета “Файнэншл таймс” охарактеризовала это как “де-факто мировое правительство”, которое включает в себя Всемирный банк и МВФ, ГАТТ, Всемирную торговую организацию, руководителей стран “семерки” и т.д.».

Другими словами, ни о какой «демократичности» в отношениях «мирового (т.е. западного) сообщества» к остальным странам мира не может быть и речи. Но и в самих Соединенных Штатах демократия - именно в том виде, в каком ее представляет западная пропаганда - уже практически себя изжила. Причем при активном содействии этому самих американцев, особенно в последнее время в связи с угрозой «международного терроризма». Формальные же институты демократии (те же выборы) все больше принимают на себя роль фигового листка, прикрывающего растущее влияние и политическую роль олигархии как «управляющего центра». В качестве примера достаточно вспомнить комедию американских выборов президента (торжество демократии!), уже который год забавляющую восхищенную «мировую общественность».

Так что «демократические ценности» на Западе сохранились в основном для экспортных нужд. При сравнительно небольших затратах они позволяют как угодно манипулировать «демократическим процессом» в бедных (или обедневших) странах - для достижения там своих целей. Вот взять, хотя бы, Ирак. Американцев понять можно: в создавшихся условиях оставить вне своего контроля вторые по мощности запасы нефти в мире - полный нонсенс. Но пока был диктатор Саддам Хусейн, была масса неудобств. Приходилось врать про оружие массового уничтожения, про связи с мировым терроризмом, ввязываться в войну, теряя миллиарды долларов и людские жизни. А вот если удастся внедрить свою демократию - no problems: сами этот контроль отдадут. И всех-то затрат, что на манипулирование общественным мнением для избрания «нужных людей». Так что демократия как экспортный товар окупается во сто крат. Тем более, самим уже не нужна.

Все усилия упомянутого «мирового правительства», как мы видели, направлены на одну цель - сохранение господства Запада. Часто для этого нужен всего лишь небольшой и относительно недорогой государственный переворот. А опыт накоплен: «оранжевая революция» - в общем-то типичное явление, нечто подобное инспирировано не у нас первых, не у нас последних. В наших условиях разве что цель конкретизируется - в усилении антироссийской направленности. Поэтому затраты Запада по развитию - у нас! - демократии также окупаются для него с лихвой.

При этом я вовсе не утверждаю, что «эти руки» непосредственно держались за американский доллар. Не исключено, но вовсе не обязательно. Есть масса косвенных способов финансирования избирательной кампании, и можете не сомневаться, все они были задействованы на полную мощность. Это не говоря уж о могучей пропагандистской поддержке, организованной «мировой (западной) общественностью». Да еще постоянно демонстрируемый Западом джентльменский набор - кнут и пряник. Вместе с существующей у нас (в том числе на всяческие «гранты») «пятой колонной» достаточно, чтобы массово заморочить голову значительной части наших людей (особенно молодежи), вполне обоснованно ненавидящих действительно коррумпированную и действительно антинародную власть - вплоть до «оранжевой революции». А то, что поводырям этой «революции» нечего сказать вразумительного, кроме проклятий действующей власти и предложений власти «честной» (т.е., разумеется, самих себя), уже никого не интересовало. За поднятой шумихой как-то потерялось, что эти будущие «честные властители» входят все в тот же истеблишмент и по своей социальной сути ничем от предшественников не отличаются. Ничем? Не совсем так. В результате они окажутся еще более тесно привязанными к американской колеснице.

Для американцев главное, чтобы и здесь были защищены их интересы (т.е. обеспечена антироссийская позиция Украины). «Американский зять» Ющенко им для этого подходит по всем статьям. Для нас же дело не в нем самом. Важнее та компания, которая вокруг него собралась. А компания весьма пестрая: всякие „предприниматели”, в свое время неосторожно уверовавшие в безнаказанность и кравшие без оглядки даже на весьма либеральные в этом отношении законы, и сейчас опасающиеся возмездия; „бизнесмены”, грабившие народ достаточно «законными» методами и желающие дальше продолжать сие приятное занятие; политиканы, не успевшие в начале девяностых окончательно развалить Украину и теперь рвущиеся снова продолжить дело свободы и демократии; просто властолюбцы, пользующиеся моментом для удовлетворения непомерных амбиций. И примкнувшие к ним безнадежные идеалисты. Общих идейных основ у этой публики нет и быть не может, только круговая порука. А потому, когда дорвутся до власти, начнется еще та грызня.

Это не значит, что вокруг Януковича собрались одни «белые и пушистые». Та компания также в целом блюдёт прежде всего свои личные интересы, и если они не совпадут с интересами страны, мучиться с проблемой выбора не станет. И в верности «европейскому выбору Украины» они клянутся. И волю «мирового сообщества» по мере сил готовы выполнять. Но по ряду причин получилось так, что сегодня свою судьбу они связали с производством, а его успех без самого тесного взаимодействия с Россией невозможен: там производственные связи, там источник энергетических ресурсов и другого сырья, там широкий рынок для множества товаров (в том числе и высокотехнологичных, а не только для энергоемких продуктов первичной переработки, как на Западе).

Усиление этих связей, возрождение ряда отраслей промышленности привели к тому, что вроде бы наметился конец стагнации. Начала (еще только начала!) возникать материальная база для самостоятельной позиции Украины. Поэтому на данном историческом отрезке времени интересы так называемых «донецких» и иже с ними, и интересы Украины в некоторых важных моментах совпали. Совпадение, конечно, ситуативное и вряд ли надолго. Вот только интересы «ющенковцев», объективно отражающих интересы Запада, с интересами страны не совпадут никогда.

Итак, дело американской демократии в Украине победило: дальнейшее усиление наших связей с Россией удалось блокировать. Государственный переворот практически завершился (такое определение - вовсе не из желания принизить ранг «революционных» событий, просто стремление к точности: революция − это если меняется общественный строй, а если только правящая клика - государственный переворот). Что же дальше? Чего тут гадать, поживем чуток с «полународным» президентом - посмотрим. За ним не заржавеет.

…А в кинотеатре «Русь» во время избирательных баталий шел фильм «Чужой против Хищника». Интересное, знаете ли, совпадение!

 

Леонид БЕРЕСТ (Л.А. ГРиффен)

 

 

Опубликовано в еженедельнике „2000” №2 14 января 2005 г.

Назад к Публицистика

Комментарии (0)

Добавить новый комментарий: